КАРЕЛЬСКОЕ
РЕСПУБЛИКАНСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ
Коммунистической партии Российской Федерации

Пластмассовый мир и живые души. С.А. Шаргунов о новой книге Г.А. Зюганова

Я познакомился с Геннадием Зюгановым ещё школьником, когда в 16 лет примкнул к его предвыборному «народно-патриотическому блоку», где были такие разные и прекрасные Валентин Распутин и Егор Летов, и многие-многие другие.

Не все знают и понимают: Зюганов – тот человек, который во весь голос заговорил о патриотизме, когда само это слово было превращено в ругательство и издёвку. Он же приложил максимум усилий для интеграции разнообразных идей, движений и личностей, с математической точностью найдя общий знаменатель – величие России и социальная справедливость.

То, что стало сегодня общим местом, тогда воспринималось многими, опьянёнными «свободным рынком» и «разоружением перед партнёрами», как вызов и пережиток времени.

Но мнимый анахронизм оказался актуальностью.

В этом смысле показательно, как представления о национальных интересах и уникальности цивилизаций, об опасности продвижения НАТО и глобального диктата «золотого миллиарда» постепенно овладевали обществом.

Последовательность – очень мужское качество. Зюганов последователен. Это можно отметить, прочитав его новую большую книгу «Россия под прицелом глобализма», результат почти тридцатилетних размышлений и исследований.

Одна из сквозных идей этой работы – «общее дело». Человечество не может существовать фрагментарно, оно должно преодолевать тяготы как единое целое. Но нахрапистое стирание культурных, национальных, государственных контуров ведёт не к общему замирению, а к обострению противоречий – прежде всего между элитарным клубом и всеми остальными. 82% мировых богатств досталось 1% населения, при этом на 50% самых бедных жителей планеты приходится лишь 0,5% мирового богатства. Увлечённое непрерывным потреблением меньшинство неизбежно берёт курс на социально-экономический апартеид по отношению к «лишнему» большинству.

Изнаночная сторона прогресса – выжимание драгоценных природных ресурсов и выхолащивание человеческих отношений. Это уже не тот комфортный конец истории, которому умилялся философ Фукуяма, а самый настоящий тупик.

Нарастание экологических проблем совпадает с деградацией «экологии духа». «Миллион долларов – хорошо, миллиард – ещё лучше, а триллион – вообще прекрасно, – иронизирует Зюганов. – Постоянный выход за любую достигнутую на данный момент границу Гегель называл дурной бесконечностью. Стремление к такой бесконечности есть, по сути, не прогресс и не развитие, а механическое приписывание нулей к единице. И беда, когда такого рода «развитие» искусственно навязывается органическим системам – общественным и природным…»

Автор вспоминает известную концепцию «массового общества» Хорхе Ортега-и-Гассета, обращая внимание на то, как реальное народовластие всё ловчее подменяется диктатом шаблонов. Так проще держать «маленького человека» под колпаком. Таков новый тоталитаризм – царство симулякров. «Пластмассовый мир победил…», – пел Егор Летов. Ему вторит Геннадий Зюганов: «Индивидуальная свобода всё более утрачивает своё действительное содержание и низводится до возможности выбирать в заранее заданных жёстких рамках среди сотен и тысяч беспрерывно меняющихся, но фактически идентичных видов одного и того же товара – кандидатов в президенты, телесериалов, продуктов масскультуры».

Кстати, про политическую борьбу, современником и участником которой был автор книги. «Достаточно вспомнить 1993 год, – напоминает он, – прямую трансляцию расстрела Дома Советов и шабаш на экране, буквально «заразивший» всю страну. История повторилась в 1996 году: истерия в период президентских выборов, целенаправленное запугивание населения «грядущими репрессиями» достигли невиданного напряжения». Мутация сознания граждан под радиацией пропаганды – ключевая разгадка того, чем закончилась та президентская кампания.

И пускай интернет потеснит телеэкран, пресловутая постправда облучает и через соцсети. Лидер КПРФ, на новом витке повторяя ленинскую критику «солипсизма», высказывает понятную тревогу: «Нарастает опасный конфликт между виртуальной матрицей представлений о мире и его объективной реальностью, от которой человек всё равно не может уйти». Только мужество живых душ способно преодолеть обезличивающую пошлость века.

Зюганов – созидатель, недруг распада, позитивно заряженный человек.

Из попыток найти противоядие информационной радиации, ведущей к распаду, и складывалась, в сущности, его политическая судьба. Судя по тому, что, начав как одиночка, он достиг периода, когда его взгляды стали мейнстримом – это мировоззренческий успех, только вот слишком многое в стране восстанавливается запоздало или делается вполсилы…

Нелишне напомнить: когда ещё виделся шанс спасти Союз, Зюганов на свой страх и риск бросил вызов старшему советнику Президента СССР, выступив с открытым письмом «Архитектор у развалин»: «Мне кажется, наш государственный корабль без руля и ветрил болтается в бушующем море и вот-вот налетит на рифы». Вскоре он пришёл к писателю Александру Проханову в редакцию газеты «День» и попросил написать «Слово к народу». Зюганов оказался первым и, пожалуй, последним серьёзным партийным работником, решившим организовать интеллектуальное сопротивление распаду государства и политике беспомощного генсека. Это было воззвание ко всем силам страны с призывом спасти её целостность, подписанное горсткой знаковых личностей: Бондаревым и Зыкиной, Клыковым и Варенниковым.

А вот ещё малоизвестные детали к портрету сильного человека, которого тягали на допросы и могли арестовать в любой момент. Уже 25 августа 1991 года в дни, когда советские государственные деятели сидят в тюрьме, а некоторые уходят из жизни, и толпа готова растерзать подписантов «Слова к народу», Зюганов не прячется в тени, даёт интервью ТАСС, «решительно осуждает» происходящее, включая запрет КПСС. Или другой исторический рубеж. 8 октября 1993 года, когда ещё чернеет обугленное здание парламента, а «мятежники» в тюрьме и для них требуют расстрела, а ведущая столичная газета помещает фотографию Зюганова, обещая ему «Лефортово», он созывает пресс-конференцию и заявляет: «В стране установился режим военно-политической комендатуры». Всё это слова-поступки, способность подставляться под удар, дабы не отступить от своих принципов. Надеюсь, о пережитом Геннадий Андреевич ещё расскажет в мемуарах.

Пока же – толстый труд, в большой степени посвящённый вековечной и насущной драме геополитики. Давление Запада на огромную беспокоящую Россию совсем не ново и способно перерасти в катастрофичную войну. Но и Запад неоднороден, и союзников у нас может оказаться немало – чего стоит могучая кучка под названием БРИКС.

Опираясь на веские суждения о сложной взаимосвязи больших пространств, от Николая Данилевского до Карла Хаусхофера, автор предупреждает о «новой форме империализма» и зовёт к созданию нового интернационала – свободному союзу самобытностей и суверенитетов. Касается он и теории и практики структур, к которым восходит генезис глобалистской унификации – Бильдербергский клуб, Трёхсторонняя комиссия, Римский клуб…

Однако никакие зловещие явления не должны упрощать картину мира. «Нужно отдавать себе отчёт, – отрезвляет конспирологов автор, – процессы глобализации носят объективный характер, часто они происходят независимо от наших желаний и намерений. Тот, кто не понимает этого факта, обречён остаться Дон Кихотом от политики».

Книгу невозможно свести к обличениям и разоблачениям, скорее это вдумчивый анализ противоречивости мировых процессов. Да, людям хочется подражать друг другу, свойственно стремиться к общности подходов и даже стиля жизни, наконец, неизбежно и важно научное и технологическое развитие. Но отказ от зверской эксплуатации мира и ближнего, сбережение культуры и духа, самоограничение и солидарность – то, без чего не прожить и не выжить. Зюганов призывает к социализму, «очищенному от ошибок и заблуждений прошлого, в полной мере отвечающему вызовам времени».

Диалектика прогресса такова, что, слепо уверовав в него, можно потерять и свою страну, и человечность, и целую планету. России это известно на собственном опыте, когда под весёлыми лозунгами «ускорения и нового мышления» торжествовала стихия распада, а с теми одиночками, кто распаду противился, пришлось соглашаться уже на развалинах.

Книга Геннадия Зюганова полна суровых выводов и мрачных предсказаний, но всё-таки даёт вполне реалистичный образ возможного лучшего будущего. Хорошо, если она дойдёт до главного адресата – новых поколений, которым строить и отстаивать Россию.